Мотивы бренности жизни в лирике агульского поэта Рамазана Исрафилова

Поэт Р.С.Исрафилов

(Размышления над сборником «Жизнь словно сон. Стихи на русском и агульском языках»)

Село Фите – уникальный населенный пункт Агульского района. Своеобразие и самобытность людей, живущих в высокогорном ауле, особое место фитинского говора, занимающее промежуточное положение между собственно агульским и кушанским диалектами, значительное влияние соседнего табасаранского языка, некоторая удаленность и изолированность суровой горной местности, а также многие другие факторы придают этому селу и его жителям, быту, культуре и языку особенную уникальность, привлекательность.

Эта особенность не могла не отразится в творческом потенциале, фольклоре и литературе фитинцев. Долгое время, говоря об агульской поэзии и народном творчестве, в первую очередь называли имя известного ашуга, замечательного исполнителя Джегила Япунова. Он заслуженно до сих пор пользуется популярностью, а его музыкальные и поэтические способности продолжают талантливые дети.

Позже все чаще стали писать и говорить о другом талантливом человеке из этого села — Рамазане Исрафилове, который проявил себя не как исполнитель, а современный поэт. Проявить себя на фоне таких известных личностей, как Джегил Япунов, нелегко. Но Рамазан Исрафилов шел своим путем и получил признание как творческая личность другого типа, характера и времени.

Рамазан Салимханович Исрафилов получил хорошее университетское гуманитарное образование, изучил иностранные языки, а также защитил кандидатскую диссертацию по педагогике, преподавал в школе и вузах русский язык и литературу. Он преодолел немало препятствий на жизненном пути, а также воспитал прекрасных детей. Всегда оставаясь творческой личностью, поэтом, просветителем, Рамазан Исрафилов проявил себя как хороший наставник и учитель. Подкупая окружающих своей добротой, отзывчивостью, интеллигентностью, деликатностью, он устойчиво шел к своей цели, многого добился. Однако он рано ушел из жизни. После себя Рамазан Исрафилов оставил не только добрую славу, но и немало лирических произведений. Изучением творческого наследия отца, его научных работ занимается его сын – кандидат филологических наук, старший преподаватель Дагестанского государственного педагогического университета, специалист по агульскому языку, который успешно работает над докторской диссертацией, Нариман Рамазанович Исрафилов. Его усилиями издано несколько сборников стихов Рамазана Исрафилова. Один из лучших сборников последнего времени – «Жизнь словно сон. Стихи на русском и агульском языках», который вышел в Махачкале в 2019 году.

Рамазан Исрафилов начинал как поэт, пишущий на русском языке. После создания письменности, начала изучения агульского языка в 90-х годах прошлого столетия Нариман Исрафилов преимущественно стал писать на агульском языке, сам же переводил их на русский язык. Содержание всего сборника «Жизнь словно сон» с первых страниц до последней – это опыт творчества на двух языках. Параллельно даются оба варианта – стихотворение на агульском языке и его перевод на русский язык. Без всякой натяжки этот сборник можно назвать двуязычным. И сам автор, конечно, проявил себя как двуязычный. Первое же произведение сборника посвящено родному языку – «Агульский язык». Стихотворение декларативное, пафосное, но в нем есть узнаваемые мотивы. «Вун гулушин зун к1есе», –провозглашает поэт. «Мне нет счастья без тебя», – переводит автор. Точнее было бы сказать: «Если ты исчезнешь, я умру». Конечно, здесь не без труда улавливается то, что сказал по этому поводу Расул Гамзатов в стихотворении о родном языке. Ассоциативный ряд слишком заметен. Это некое перефразирование известного поэта.

Среди излюбленных тем лирических стихотворений сборника – не только родной язык, природа родного края, прошлое и настоящее Агула и его народа. Много места и внимания занимает в сборнике тема матери («Руки материнские», «Только мама», «Мать одна», «Без матери моей», «Матери»…). Есть среди них пронзительные слова, обращенные матери, которую он потерял и которую не вернешь, а также горькое осознание, что не успел при жизни сказать и сделать для матери:

«Маме мало жить пришлось,

Ей ведь счастья не нашлось».

Поэтому поэт не без горечи скажет «Не могу я тебя забыть».

Другая любимая тема – друзья. Их много, они разные, но надежда автора – память настоящих друзей. Он не устает повторять «Будьте счастливы, друзья!». Эта фраза рефреном предваряет все стихотворные строки лирического обращения с характерным названием «Друзьям».

Конечно, значительное место в сборнике занимает тема любви. Лирический сборник трудно представить без этой вечной темы поэзии. Автор скуп в выражениях, когда говорит о любви и любимой. Известная сдержанность, присущая горцам в выражении своих чувств, компенсируется искренностью, задумчивостью и глубиной интонаций. И все же поэт не может сдержать себя, когда обращается к любимой:

«Ме рагъун вун нур суман,

Дагъларин джейран суман,

Суварин булах суман,

Дуньяди а, Фат1имат»

«Ты мне краше дней весенних,

И цветов нам всем прелестных.

И как горный родничок,

Ты любима, Фатимат!».

О светлых и радостных чувств к любимой женщине автор в восторженных словах обратится в стихотворениях «Девчонкам», «Лишь ты одна», «Ты говоришь», «Ты».

И все же при всем разнообразии мотивов лирики Рамазана Исрафилова ведущей темой данного сборника стала тема тоски, печали, прощания, ухода. Для восточной, в том числе и дагестанской лирики это весьма характерная тема. Вспомним хотя бы лирику Етима Эмина. Рамазан Исрафилов рано

ушел из жизни. Традиции народной поэзии и личная драма привнесли в его лирику особую тональность. Мотив бренного мира поэт воспринимает через призму личного мироощущения. Философское осмысление необходимости ухода, прощания навеяно печалью, тоской, раздумьями, а не отчаянием и бунтом.

В сборнике с характерным названием «Жизнь словно сон» стихотворений с такой тематикой много: «Боли земные» («Дунядин дардар»), «Этот мир» («Ми дуньяди хьундавахин»), «Горе сжигает меня» («Джан угая дардари»), «Предсмертные слова» («Ахиримджи гафар»), «Жизнь как сон» («Са шей дава умур»), «Завещание» («Васият»), «С моим уходом» («Зун андавай дуьньяди»), «Прощание с другом» («Дустт андавай дуьньяди»), четеростишие «Этот мир» («Ми дунья»). «Словно сон» (Эмк1 суман»)…

Мало, мало мне осталось

На белом свете жить.

Мне ведь в жизни так хотелось

Только тебя любить.

(«Ппара, ппара андава

Дуньядис улар атас.

Са вас дала ккандава

Зи пашман улар ирхес»)

С горечью обращается поэт, чувствуя свою раннюю смерть, в стихотворении «Предсмертные слова» («Ахиримджи гафар»). В другом стихотворении «Жизнь как сон» («Са шей дава 1умур») он с тоской и печалью скажет:

Пролетели годы как лебеди,

Пролетела молодость моя.

Много говорили о любви мы,

Но в душе холодная тоска.

(«Заварилас луфар суман,

Джигьил исар ушуна зи.

Ппаре ч1алар упуначра,

Юрк1 хияли ац1уна зи»)

Без надрыва, отчаяния, но почти буднично, от этого не менее горестно, он говорит о своем раннем уходе и судьбе детей-сирот:

Молодым из жизни ухожу я,

Оставив детей-сирот.

В путь последний, меня провожая,

Дочь родная слезы льет.

(«С моим уходом»)

(«Дуньяньядилас зун хая,

Вари атун дуньяньяди.

Зи ккани руш 1ащая,

Дад ик1ая никьвари»)

(«Зун андавай дуньньяди»)

Бренность мира, мимолетность одной жизни, смертность каждого – эти мотивы появляются в его стихах очень часто. «Все пройдет в мире как дым», — скажет поэт который раз. «Жизнь пройдет словно сон… Из души вырвется стон». И так много раз, в разных стихотворениях, по разному поводу.

Возвращаясь к вопросу о языке лирики Рамазана Исрафилова, невозможно обойти два обстоятельства, которые препятствуют восприятию творчества агульского поэта. Первое, это то, что Р. Исрафилов в этом сборнике все свои стихи на агульском языке перевел на русский, и, наоборот – с русского на агульский. Эти переводы не всегда органичны. Вариант на агульском языке звучит более естественно, точно, образно. Вариант на русском языке часто грешит некоторой условностью, не совсем точен по смыслу и форме, звучит несколько искусственно, нарочито.

Профессор Ш.А.Мазанаев

Второе обстоятельство, отмеченное у нас у многих агульских поэтов – то, что агульский вариант написан под сильным влиянием родного для Р. Исрафилова фитинского говора. Старания поэта выразиться на собственно-агульском диалекте не всегда успешны. И стилистически, и лексически поэзия Р. Исрафилова остается в стихии фитинского говора. Для владеющих этим говором это не мешает, а наоборот, помогает образному восприятию, пониманию. А другим представителям агульского народа это препятствует в гармоничном восприятии и эстетическом созвучии.

Сборник «Жизнь, словно сон» не первая книга Рамазана Исрафилова, но, пожалуй, главная, подводящая итог его творчества, в некотором роде знаковая.

Хочется верить, что наследники Рамазана Исрафилова найдут новые его произведения в многочисленных рукописях, архивах поэта. И мы получим возможность познакомиться со всем творчеством рано ушедшего из жизни талантливого агульского поэта.

Шабан Мазанаев, доктор филологических наук, профессор.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *