Чираг — история села

Чираг — это один из древнейших сел Дагестана. Расположен он в одном из живописных уголков Дагестана на высоте 2320 метров над уровнем моря, занимая по высоте второе место в Европе и на Кавказе.

Спускаясь амфитеатром по склону хребта ГъургъабекI в верховьях одноименной реки Чираг-чай, он демонстрирует поразительное визуальное изящество. Ныне село почти целиком находиться в развалинах. В нем остаются жить всего два десятка семей, остальные жители во второй половине 20 века переселились в приморские районы республики.
История Чирага окутана легендами. Ученые, исследователи, путешественники, побывавшие в нем, удивлялись всему тому, что связано с этим легендарным населенным пунктом. Знакомясь с историей села, бытом жителей и другими вопросами жизни чирагцев, они не могли пройти мимо и вопроса происхождения, как самого села, так и названия его. В этом плане существует несколько версий, среди которых наиболее распространенной можно считать та, согласно которой название села восходит к слову «чирах», что на дагестанских языках, в том числе и на чирагском наречии, обозначает «светильник». Привязка происхождение названия села Чираг к светильнику объясняется тем, что по преданию, на месте нынешнего селения была сторожевая башня, где располагался небольшой отряд. В случае опасности зажигались специальные костры, издали похожие на светильники. По другой версии сигнальные башни стояли на вершинах, окружающих гор. Но на самом деле это не более чем народная этимология, которая возникла на почве созвучия названия села с названием светильника.
Следует также отметить, что название села Чираг не входит в даргинский топонимический вокубуляр. Среди названий многочисленных даргинских сел нет ни одного, которое образовалось бы с помощью топонимических формантов — аг, -агъ, -ахъ и т.д. Даргинским языкам не характерны такие модели словообразований. Эта целиком и полностью прерогатива языков лезгинской группы, у которых подобные образования сплошь и рядом — Арсуг, Арагъ, Усуг, Кураг и т.д.
Сами жители Чирага свое село называют Хьаргънила, Хьаргьне, Хьаргьнила щилицце. Встречаются также варианты Хьургъни (дарг.), Хьургъи (лак.), Чирагъ (лезг.), Чирагь (азер., терекм.), Хьиргхъ (агул.). В письменных источниках (отчетах о населенных местах и географических картах Дагестана) они передаются в виде Хургни, Гургели, Гургни, Гугул и т.д. Что касается этимологии названия Чираг и его значения, то исходя из нашей версии, оно идет от агульского названия села Хьирагъ и означает «расположенный у воды (переносно, «у реки»)», что вполне соответствует своему местоположению. На буркиханском диалекте агульского языка вода — это «хьер» — хьер-ахъ «у воды», в других диалектах вода «хьед», и, соответственно, у воды — «хьедахъ / хьиттахъ. Предполагается, что это название получило распространенное в конце 18 или начале 19 веков. Это могло произойти в период прихода в регион русских, когда местные названия на картах и документах стали передавать средствами русского языка, что и повлекло за собой трансформацию агульского Хьирагъ в Чираг вследствие того, что при передачи названий содержащих в своем составе звук -хь на русский лад, за не имением соответствующих средств в фонетическом корпусе своего языка, русские стали передавать через звук -ч. Этот процесс нашел свое отражение и в передаче названия перевала Хьибу-суй, расположенного между селами Рича и Бедюк в форме Чумус-даг. Такое этимологическое развитие исключает связь название селения Чираг со «светильниками» или сигнальными башнями, хотя отрицать существование в Чираге или вокруг него башен тоже неверно. Сигнальные или оборонительные башни в прошлом были атрибутом практически всех аулов Дагестана.
Ранним названием села считается Гугул. Известный исследователь кавказских языков барон К.П.Услар также приводит это название. Как он пишет «В Казикумухском округе селение Гугул (Чирах) — есть крайний предел распространения акушино-хайдакских наречий к югу». Сами чирагцы рассказывают, что это название изначально носило одно из древних поселений расположенное в ущелье Хулули недалеко от нынешнего аула. Но когда оно было разрушено татаро-монголами, оставшиеся в живых жители поселения перенесли его название на новое место обитания, которое, как известно, располагается на высокой скалистой горе, на левом берегу Чираг-чая. И первые дома были построены на неприступной скале, где ныне расположена старая часть села. На местном наречии она называется Баршил, что переводится с кайтагского языка, как «Солнечная сторона». В этом плане интересно сопоставить название этого квартала Чирага с названием села Баршли-кент (букв. «село на солнечной стороне») Каякентского района, бывшего некогда резиденцией кайтагских уцмиев, но жители которого ныне считают себя кумыками и говорят на тюркском языке. Трудно судить насколько правдиво отражает легенды события прошлого, но несомненно то, что как и Чираг, название Гугул не имеет даргинской этимологии, а со значением «(расположенный) на вершине или выступе» — от апеллятива гуг «голова, глава, вершина, пик», оформленный топоформантом -ал со значением «на», как по структуре, так и семантике также демонстрирует свое агульское происхождение. И это не удивительно, так как нынешние жители села считают себя переселенцами, о чем будет сказано ниже. Поэтому старые местные названия могли сохраниться и стать частью речи новых насельников, как нередко и происходит с топонимическими названиями.
Село Чираг, вопреки той, что приписывают ему местные легенды, имеет более глубокую историю и образовалось оно задолго до татаро-монголов. Об этом наряду с другими фактами, говорят и древние эпиграфические памятники с куфическими надписями, обнаруженные здесь. Так одна из расположенных около местной школы надгробных плит, относится к 601 году хиджры, что соответствует 1204-05 году, то есть, служит доказательством тому, что село существовало до прихода сюда монгольских орд. Эти арабские надписи из Чирага являются наиболее древними на территории проживания даргинцев, которые по сравнению с народами лезгинской группы поздно вошли в зону ислама и арабской письменной культуры. Поэтому, если на месте нынешнего Чирага не существовало бы более старое поселение, то было бы странным обнаружить здесь ранние арабские артефакты. О древнем происхождении Чирага свидетельствуют и расположенные здесь захоронения, относящиеся к до мусульманскому периоду. Кладбищ здесь пять, четыре из которых являются древними.
Помимо версий образования Чирага в результате объединения жителей, разрушенных монголами поселений, или объединения отселков, существует еще одно предположение (zen.yandex > media / zamana/chirag…), согласно которому аул был образован представителями какого-то тухума, изгнанного из Зирихгерана. Представители этого рода, якобы, присоединились к предкам чирагцев, что жили в 2-3 км от Ашты (Дирбаги) в местности Къархала на границе территорий союза сельских обществ Буркьун-Дарго. Село это называлось Къархле ще. Затем из-за разрушительных набегов захватчиков, разорявших поселение, жители его вынуждены были постепенно переместиться в юго-западном направлении к верховьям притоков Уллу-чая. Согласно местным легендам, сначала переселенцы из Къархле ще жили в местности Лахъит1а-Чихянни. Затем присоединились к средневековому городищу Гогнацци, расположенного на расстоянии 2,5 км от нынешнего Чирага. Впоследствии, после разрушения врагами этого поселения, переместились на нынешнее место расположения. В пользу такого развития событий указывают на сходство кубачинского и чирагского диалектов, одинаковые названия ряда тухумов (Ккуртахъалде, Будумхъале и др.) и на родственные связи, существовавшие между жителями двух населенных пунктов.
Таков корпус легенд и преданий, на базе которых пытаются объяснить историю этого селения. Но, основываясь на том, к какому даргинскому языку можно отнести чирагское наречие, к существующим версиям можно добавит еще две. Так, известно, что мысль о существовании единого даргинского языка продиктовано политическими соображениями. В реальности часть исследователей для массива носителей даргинских наречий выделяют 11 самостоятельных языков, тогда как другая часть это число доводит до 17. Также ведутся споры по классификации их на уровне языков и диалектов. По признанию автора «Даргинско-русского словаря» (Махачкала, 2017 ) Х.А.Юсупова в своей работе он использовал данные около 61 диалекта даргинского языка. На этом фоне чирагский язык одни исследователи считают идентичным говорам Буркьун-дарго, другие — близким к языку общества Акуша-дарго, а третьи представляет его диалектом кайтагского языка. Поэтому в зависимости от решения этой задачи можно определить и несколько вариантов истории жителей Чирага.
Так, если исходить из версии, предполагающей близость чирагского наречия к кайтогскому языку, то развитие событий можно представить следующим образом. В начале 14 в. умирает кайтагский уцмий Султан-Мухаммед. Претендентами на престол становятся два его сына от двух разных жен — Султан-Алибек (по прозвищу «Бек-Киши-хан») и Ильча-Ахмед. Соперничество переходит в открытую борьбу. Сначала большинство общин Кайтага поддерживает Ильча-Ахмада. Тогда Султан-Алибек обращается за помощью к своему дяде по матери — кази-кумухскому шамхалу. Когда тот вмешивается Ильча-Ахмад бежит из Кайтага. Он, по примеру своего соперничающего брата, направляется в Ширван искать помощи у своего дяди по матери — ширваншаха Гершаспа. Гершасп же вместе того, чтобы объявить войну Султан-Алибеку и его покровителю — кази-кумухскому шамхалу ставит племянника во главу, так называемого, Акдашского магала, который охватывает бассейн р.Туриан-чай, берущей начало у Базардюзи и впадающий в Куру. Как сообщают хроники, между истоками этой реки лежали три крупных села — Варданлу, Якублу, Согютлю, бывших, сам того не зная, собственностью Альчи-Ахмеда еще до его прибытия в Ширван. Предполагают, что это был уделом его матери (сестры ширваншаха), перешедший к Ильча-Ахмаду по наследству. Ильча-Ахмаду такой поворот судьбы нравится и, после того, как стал хозяином этих сел «прикупает» к ним еще одно поселение — Салар-Архы.
Однако пребывание уцмийского рода на землях Ширвана на этом не ограничилось. Со временем потомки Ильча-Ахмада получают в управление от ширваншаха крепости Кабалу, Будух, Рустоу, Калхан (нынешнее с.Хазра) на важной стратегической переправе через Самур и группу сел к югу от него (все населенные пункты с лезгиноязычным населением). Эти земли (включая сюда и вотчину Ильча-Ахмада в верховьях р. Туриан-чай) составляют собой непрерывную полосу — своего рода «барьер», охватывающий неспокойную часть северной границы Ширвана (от Фия до Хиналуга). Как повествуется в дагестанских исторических сочинениях границы Ширавана лежащие к югу от линии сел Фий — Маза — Куруш — Хиналуг всегда являются предметом беспокойства ширваншахов ввиду постоянных набегов «кумухских разбойников» на земли Ширвана. Отсюда становиться понятным желание ширваншахов, передать руководство охраной этих границ в руки своих кайтагским родственников, враждебно настроенных к кази-кумухцам.
Однако противостояние с его победившим братом Султан-Алибеком в Кайтаге не закончилось. Бывшие сторонники Ильча-Ахмада — Мухаммад-хан, Амир-хан и Амир-Гамза (представляющие уцмийский род) уговоривают «правителей Аварии» помочь им в борьбе против кази-кумухского шамхала. Вскоре отряд «сына аварского малика» Саратана с отрядами кайтагских союзников, а также с отрядом каких-то тюрок-мусульман осаждают Кумух. И после месяца изнурительной осады и кровопролитного штурма Кумух был взят, а шамхальский род изгнан оттуда. Произошло это в 1318 году. Исходя из этого, можно предположить, что полупустое после монгольских походов агульское село Чираг было заселено переселенцами из Кайтага, которые постепенно ассимилировали остатки прежнего агульского населения. Появление здесь подконтрольного им поселения уцмиям было необходимо, чтобы ограничить продвижение шамхалов на юг через перевал Кокма-даг, то есть, «застолбить» здесь за собой границу. Такие акты в Дагестане были не редкостью. Так, считается, что таким же волевым решением правителей — ричинского эмира, кази-кумухского хана и кайтагского уцмия аул Худуц также был образован в 1318 г..
Но наиболее реалистичной представляется версия, которая можно смоделировать, если исходить из того положения, что чирагское наречие имеет бОльшую близость с языками Ахъуша-дарго или Буркьун-дарго, в связи с которой появление чиргацев в этом селе можно отнести к 15 веку и связать это с деятельностью внука ричинского эмира Аюба — Сулейманхана. Именно он в это время предпринимает активные меры по укреплению северо-восточных границ своих владений. По его инициативе в этот период было возрождено ряд опустевших после татаро-монгольского нашествия сел, расположенных вдоль границ Ричинского эмирата, в том числе Ашты, Анклух, Амух, возможно, и другие, переселив сюда части жителей из подвластных ему населенных пунктов. Отголоски такой деятельности эмира Сулейманхана до нас дошли в виде разрозненных фрагментов сообщений. Как гласит одно такое сообщение «В начале 15 века правнук Ричинского хана Аюба Сулейманхан приказал поселить два рода с поселения Гьарбар и 7 семей с Дирбагъа в селении Ашты. На хуторе Харабши оставалось жить ещё 5 тухумов. Это поселение находилось высоко на гребне горы, и поэтому оно не было в выгодном для ведения хозяйства положении. Эти 5 тухумов Гядухъали, Муслихъали, Ших-Гялихьали, Давудхъали и Пикьихъали – решили поселиться в новом месте, называемом Анклуг, и здесь образовалось село Анклуг. По поводу близлежащих с Анклухом территорий — Калдажи, Минбарла хьана, Джафарла уттан у аштынцев постоянно возникали споры с анклухцами».
Поэтому, исходя из такого расклада, нельзя исключить, что именно по инициативе эмира Сулейманхана с целью укрепления границ своих владений перед лицом возможного продвижения на юг кази-кмухских шамхалов и жителей Чирага из прежнего места проживания было переселено в Гугал. В этом случае сведения из устных преданий чирагцев, согласно которым они являются переселенцами из Къархле ще, расположенного некогда на границе территорий союза сельских обществ Буркьун-Дарго, в определенной степени находит свое подтверждение в письменных источниках. Но не может быть и речи о том, что какие-то группы жителей в Дагестане, где каждый метр земли был на учете и строго контролировался, самостоятельно по собственной инициативе могли передвигаться и выбрать себе место проживания. Многочисленные примеры подтверждают, что такие решения принимались исключительно в административном порядке. Поэтому и переселение къархлинцев в Гугал также следует рассмотреть в таком же ракурсе.
Аллах, конечно, знает лучше. Но как бы то ни было, чирагцы являются хорошими людьми, прекрасными соседями и надежными друзьями. От них никогда никому не было вреда. Поэтому есть надежда, что чирагцы никогда не потеряют свои в высшей степени благородные качества и, где бы они ни были, будут передавать их и своим будущим поколениям.
Гаджи Алхасов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *