Да здравствует роскошь!

дизайнер

О Тамам Хумарифф (на снимке с мужем и сыном), известном дагестанском дизайнере свадебных и вечерних платьев, я узнала из «Инстаграмма». В конце марта на Московской неделе моды она представила свою коллекцию под названием «Эйфория». Был аншлаг. Соцсети ликовали — на фото сказочные наряды, под каждым сотни комментариев, лайков. Срочно надо было все увидеть своими глазами.

дизайнер.jpg2

Модный дом Humariff — это российско-дубайский бренд. Но об этом чуть позже. Я ожидала увидеть супермодницу с силиконовыми губами, стрелками до ушей на лабутенах, а в руках сумочка от Dolce&Gabbana, ну или еще от какого-нибудь бренда, неважно. Стереотипы. Они такие. Тамам не такая. Рваные джинсы, лоферы, водолазка, волосы — в пучок, со вкусом подобранные аксессуары… Это подкупает. И сразу близкая, почти родная. Знакомые говорят: простая до невозможности. И, как оказалось, хороший собеседник.

— Имя у вас интересное, звучное. Псевдоним?

— Нет, свое. Фамилия у меня Курбанова, но в родном Агульском районе все наш род знают как Хумарифф.

 — А с чем это связано?

— Я пыталась выяснить, расспрашивала бабушек, дедушек, но и они не в курсе метаморфоз, связанных с фамилией.

— Банальный вопрос, но жутко любопытно, с чего все началось?

— Не поверите, я окончила юридический факультет ДГУ, даже работала по профессии. Но рисовать любила всегда. И каждый раз придумывала наряды для родных, подруг. С удовольствием подбирала ткани, следила за работой портних. Девочки навели меня на мысль заняться моделированием профессионально. Открыла небольшой свадебный салон, возила платья из Америки и Испании. Дело пошло, квадратные метры увеличились.

— Что значит российско-дубайский бренд?

— Первое платье по моим эскизам было создано именно в Дубае. Уровень совершенно другой, качество в разы выше. Тогда, можно сказать, я прозрела, что большая часть того, что у нас представлено, это подделки! Там же у меня своя небольшая фирма.

Слушаю Тамам, а краем глаза наблюдаю за девушкой, примеряющей наряд невесты — наряд из того самого показа в Москве. Одновременно мне удается представить себя в другом свадебном шедевре, в россыпи стразов и с длиннющим шлейфом. Что-то невероятное.

— Во сколько обошлось это произведение?

— В 16 тысяч долларов. Над ним полгода работали восемь мастериц. Вы видите цельное полотно. А если приглядеться, оно создано из тысячи мелких кусков, собранных вручную, образующих образ пазла.

 — С точки зрения бизнеса, это выгодно?

— Абсолютно нет. На бюджетные варианты спрос выше, за несколько «записей» платье окупается. А подобные модели — это раскрутка имени, бренда. Они для подиумов, шоу. Ведь свадебная мода — всегда шоу. Причем затратное.

— На свадьбы любите ходить?

-Чего точно не люблю, так это свадьбы. Странно, да?

— Еще чего сторонитесь?

— Повышенного внимания к себе. Правда, не нравится быть звездой. Похвалу люблю, а вот находиться в центре внимания — совсем не про меня.

— Что предлагаете невестам в этом сезоне?

— Девиз этого года «Долой минимализм, да здравствует роскошь!». Набирают обороты пышные свадебные платья со шлейфами и полушлейфами с вышивкой. Чем дороже, тем лучше. Писк сезона — ткань, расшитая пайетками. В этом сезоне ее используют все ведущие модные дома.

— Уже пора говорить о формировании дагестанской свадебной моды?

— Как таковой узнаваемый свадебный стиль в Дагестане еще не сформировался. Жесткий модный тренд рождается на Западе, хотя уже многие российские модельеры являются частью мировой свадебной моды и даже оказывают на нее влияние. Допустим, 15 лет назад все было четко и понятно: все, что выпустили французы или итальянцы, — это красиво. Сейчас восприятие не так однозначно.

— Как же платья в этническом стиле, которыми заставлены витрины салонов?

— На мой взгляд, это не совсем то, что в полной мере бы характеризовало традиционный стиль. В их основе танцевальный костюм, а хочется видеть что-то уникальное. Я уже два года вынашиваю несколько образов, но всё не то, не то.

— Вы так увлечены своим делом…

— Конечно, ведь мое стремление создавать красивые вещи превратилось в любимую работу, которая приносит мне огромное удовольствие! Я горжусь своими достижениями. Именно горжусь, а не хвастаюсь. Humariff — это не только я, это команда профессионалов, работы которых продаются в Чехии, Эстонии, Эмиратах, Азербайджане, Казахстане. За три года работы создано 204 образа. Каждому «явлению» сопутствуют аксессуары: перчатки, браслеты, серьги, короны, ожерелья. Каждая модель уникальна, ни одна не повторяется. В этом их особенность.

— Чего ни в коем случае нельзя делать при выборе платья?

— Стремиться копировать образ из глянцевых журналов. Какая разница, в чем выходила замуж заграничная принцесса? Это твоя свадьба, на ней ты — королева. Быть собой — это то, чего так недостает современным девушкам. Надо отходить от шаблонов в вопросах цвета, моделей и тенденций. Я за индивидуальность во всем. Дам совет: во время примерки платья обязательно посидите в нем, если это удается с трудом, оно не стоит никаких денег.

— Кто ваши любимые дизайнеры? Кто вдохновляет Тамам Хумарифф?

— В первую очередь ливанский дизайнер Эли Сааб, за ним Вера Вонг, Ульяна Сергиенко…

— Замуж, наверное, выходили в своем платье?

— Не сыпьте соль на рану. Нет, к сожалению. Дизайном занялась через год после замужества.

— В чем секрет успеха?

— Не ждать успеха. А если он пришел, не упиваться им. Как пришел, так и уйдет.

 

Малика Курбанова

(Даг.правда от 8 апреля 2016г.)

 

Родом Тамам Курбанова Хумарифф из села хутхул Агульского района. Родилась и выросла в интеллигентной семье учителя Курбанова Камиля Рамазановича. Проживают в г. Касписке.

Поздравляем семью Курбанова Камиля Хумарин с успехом дочери в бизнесе высокой моды.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *