Атрибуты старого села

Сегодня мы становимся свидетелями того, как стремительно уходит население из горных сел и отдаленных деревень, стекаясь в большие бурные города. Виной этому могут выступать причины разного характера: безработица, стремление улучшить условия жизни, бестолковая политика местных властей и т.д.

Плачевная картина предстаёт перед человеком с объективным взглядом на суть вещей, почитающим истинные ценности, историю своего народа, при виде опустошенных селений, покинутых домов, заросших вкруг злокачественным бурьяном, и мрачных улиц, по которым когда-то передвигались люди, даже не подозревая, что время так жестоко предаст их рвение к  благоустройству вышеупомянутого.

Но, вместе с тем, интерес к историческим горным поселениям с обнаженными по все стороны красочными пейзажами накаляется всё больше. Этому способствуют блогеры-путешественники, многие из которых ведут благотворную познавательную, а иногда и исследовательскую деятельность, позволяющую их многочисленной аудитории познакомиться с историей, бытом, кухней других народов и отдельных социальных меньшинств. Интересно и познавательно.

Но своё прошлое человек должен искать, исследовать и знать сам. Знать так хорошо, что никакие исторические пособия и ложные монографии,– всякие современные работы, искажающие былую действительность, не повлияли на его мнение о нраве и жизни предков, на факты, вызывающие гордость и вдохновение.

Агульцы, как один из коренных народов Дагестана, имеют большое многогранное историческое прошлое, но, увы, до наших дней дошли лишь обрывки из этой драгоценной эпопеи. Многочисленные разрушительные походы безнравственных иноземных захватчиков, в эпицентре которых часто оказывался Агул из-за своего стратегического положения, оставили резкий отпечаток почти на всех сферах жизни этого народа.

Благодаря таким значительным людям, как ныне покойный Амри Рзаевич Шихсаидов – историк, востоковед и исламовед, изучавший историю и культуру средневекового Дагестана, мы знаем о самых трагических событиях происходивших на нашей малой родине, – о некоторых из них.

Эпиграфические следы (памятники), оставленные на каменных плитах, – один из немногих известных до этих пор источников, открывающий путь в наше прошлое, в его определенные моменты. А многое остальное — летопись, очерки и т.п.,– возможно, имело место быть, однако коммунистическая идеология прошлого столетия, направленная на искоренение духовных ценностей человека, вынуждала людей утаивать всякого рода записи на арабском.

Во многих горских домах хранились старинные Кораны с заметками на полях (за редкостью бумаги важные заметки оставлялись на полях уже готовых книг) и другие арабоязычные писания, которые были собраны и спрятаны в небольших каменных скверах в пределах сёл. Десятки лет спустя, их ожидала неминуемая участь – быть сожжёнными, украденными или проданными представителями другого поколения потомков, движимыми невежеством и/или жадностью.

Однако, всё же осталось ещё кое-что – предметы быта – орудия труда последних столетий, старая глиняная и сплетенная из прутьев посуда, столовые приборы из серебра, приспособления для перевозки, такие как арба. В хозяйстве всем этим уже не пользуются, но могут быть какие-то особые случаи для того, чтобы на накрытом столе, к примеру, появился столетний глиняный графин с каким-либо традиционным напитком.

Не менее интересными являются в этом плане и каменные изделия — инструменты, имевшие широкое применение в хозяйстве. Попробую вкратце рассказать о некоторых из них.

Ручная мельница (жернова) – пара плитообразных  каменных кругов с круглыми отверстиями посередине для помола зерна. Практически каждое хозяйство имело в наличии такое орудие с простым механизмом, позволяющее на дому превращать грубые пшеничные или овсяные зёрна в мягкую муку.

О том, какое важное место отводилось ручной мельнице в средневековых агульких селениях, говорится в преходящем из века в век предании. В те мрачные времена, когда монголы совершали свои истребительные походы на южный Дагестан,  разрушив селение Гоа (или Дулдуг), они решили сделать тоже самое и со следующим и спросили у одного из местных плененных жителей о близлежащих сёлах, о численности населения (воинов, сооружений).

Говоря о селении Фите, куда направлялась одна из дорог из этого села, они захотели узнать, сколько там мельниц (имея ввиду больших водяных и ветряных). Было сказано, что мельниц в этом поселении более трёхсот, и это вызвало предостережение у монгольских варваров.

Их предводители отказались идти на Фите, верно сославшись на то, что они понесут большой урон или вовсе окажутся разбитыми, если нападут на такой организованный большой и многочисленный «город», не зная о том ,что мельницы, о которых говорил пленный, были ручными — по одной в каждом хозяйстве.

Наверняка многие видели во дворах старых аульских мечетей большие камни, представляющие собой уже готовые сосуды с небольшим отверстием ближе к низу. В старину они заполнялись чистой водой, пригодной для питья и омовения и, соответственно, чем-то накрывались во избежание загрязнения содержимого. В отверстие ставилась деревянная затычка, которая задерживала воду в ёмкости до поры его использования по назначению.

При  разных мечетях могут встретиться ёмкости разных форм, например, при центральной Тпигской она сделана из каменных плит в форме квадрата, при двух Ричинских – это природные камни круглой формы, однако объединяет их одна общая функция.

Ещё один интересный предмет, используемый в быту у горцев в старину — каменный каток.

Жизнь в последние десятилетия резко изменилась, преобразилась. В течение относительно недолгого времени дома в селениях стали более благоприятными для житья. Если до этого в селе выделялись шиферным покрытием всего несколько домов, то теперь это совершенная обыденность, и каменные катки, предназначенные для трамбовки грунта, которым прежде покрывались горские крыши, так же перешли в ряд предметов – «атрибутов» старого села…

Хасбулат Гамзатов

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.